О поэзии В.Верхонина /статья поэта Л.Чупровой/

Рис. С.Хорликова

 

 

Наверное, каждый творящий человек понимает, что поэзия – это такой жанр, в котором проверяется чистота тона, где не сфальшивишь и не спрячешься за искусной вязью слов. Стихи доходят до сердца читателя, заставляют ощутить сопричастность и остаются с ним только в том случае, если поэту удалось вымостить дорогу, ведущую к вершинам Духа, высечь правдиво звенящее и берущее за душу слово. Поэзия В. Верхонина при кажущейся сдержанности несёт свет и радость, озаряет свежестью и новизной глубинных смыслов, и корень этого кроется в ответственном, строгом и ревнивом отношении автора к поэзии, и к рождению стиха. Внимательный читатель заметит, как в горниле души лирического героя идёт сплав самых разнообразных явлений – и высокой мысли, и быта, и ощущения Родины и её людей, выливающийся в строки, продиктованные долгой и упорной духовной работой:

 

Нам всем, увы, по-разному везет.
Одним в уходе, а другим – с рожденьем.
Кому судьба подарит первый взлет,
Ну, а кому – последнее паденье…
….

И грех роптать. Таинственный закон

Вершит свой промысел и правит судьбы:
Кого – шутя возвысит высоко,
Кого – всерьез унизит и осудит.

      

Качают нас приливы и отливы,
Но над одним мы властны, черт возьми! –
Прожить в познанье истины пытливом,
Без лжи в душе и мелочной возни!

           

Стоит отметить, что поэтом достигнута индивидуальная узнаваемость стиля, своим мыслям он привык придавать выразительную и лаконичную, острую и ёмкую, часто афористическую форму, без неоправданной усложнённости и украшательства. В поэзии В. Верхонина, возможно, и не найдёшь неожиданных и ярких метафор и броских уподоблений, однако благодаря тончайшей нюансировке достигается точность и беспроигрышная доходчивость, что позволяет читателю вжиться в настроение автора и принять его. Поэт никогда не является заложником рифмы и не преследует цели ошарашить читателя и сбить его с толку поэтическими изысками. Его стихи, изобилующие отточенными, крепко сбитыми формулировками, свободны от избытка эпитетов, лишены внешнего блеска и тяготеют к краткости, классической простоте и даже некоторой аскетичности, но при этом – к красоте истины, к самому существенному. Интеллект поэта силён и отточен, во многом рационалистичен. Любое явление, с которым сталкивает его жизнь, в том числе он сам с его мыслями, чувствами, поступками, становится для него предметом исследования. Талант поэта, его вдумчивое внимание нередко позволяют обнаружить и высветить явления, незаметные привычному глазу, примелькавшиеся и кажущиеся невзрачными:

И дни мелькают, и года бегут
За ними не угнаться – труд напрасный…
От суеты меня уберегут:
Во всем мой поиск смысла ежечасный
И сопричастный с Божьей волей труд.

 

Самоуглублённый поиск истин нравственной чистоты, простоты человеческих отношений, гармонии мира людей с окружающим миром в стихах В. Верхонина выливается в мощный порыв духа, который возносит поэта на вершины ощущений полноты бытия даже на грани безысходности, поскольку поэт понимает, что на этой грани лучше всего и открывается смысл:

Спасибо, жизнь, за переломные события,
Что шли дела мои, отнюдь, не в стройный ряд…
Я совершил стократ глубиннее открытия,
Ибо контрасты, как известно – мысль бодрят.

 

В. Верхонин очень редко индивидуализирует сюжет лирических переживаний и не повествует о конкретных судьбах конкретных людей. Его стихам больше свойственна монологическая форма (хотя любой поэтический монолог скорее является диалогом с внутренним собеседником), но зачастую они перетекают в диалоги с читателем с доверительным и тёплым обращением к нему – "мой друг", "друзья". Однако лирический герой не фамильярничает и не заискивает перед читателем. Его отношения строятся на достойном уровне взаимного уважения, не снизу вверх и не сверху вниз, а глаза в глаза.

Стихи В. Верхонина проникнуты таким пониманием и такой заинтересованностью к людям, что ясно: никакая боль и никакие утраты не пропали даром, все они вошли в состав личности современного человека, все послужили его развитию и в его благо. Ведь именно победа над одиночеством, бессмыслицей, бесприютностью бытия дарует человеку и духовную свободу, и душевное спокойствие. И своё собственное существование поэт воспринимает в единстве с мировым целым. Мгновенные обыденные недоумения сталкиваются у В. Верхонина с вечными вопросами, смятенные мысли – со зрелым мышлением, и эта энергия столкновений выливается в простые для восприятия, но убедительные и наполненные необыкновенной силой и живой пульсацией строки:

«Запал» на часть – и ты утратил целое…
Возвысил Эго – потерял всё Высшее…
Ведь человека – ЧЕЛОВЕКОМ делает
Лишь приобщенность к замыслам ВСЕВЫШНЕГО.

 

Переживание радости бытия в стихах В. Верхонина порой звучит напряжённо, потому что он знает о быстротечности красоты и радости, о том, что всё преходяще, но очень примечательны, на мой взгляд, следующие строки, исполненные внутреннего непокоя, которые, несмотря на тонкое ощущение боли, всё же несут веру в бесконечно высокие идеалы Вечности и гармонизируют все проявления бытия:

Мой друг, отвлекись от конечного,
Вовек не найти в нем, поверь:
Лекарства от времени встречного,
И смысла тяжелых потерь.

 

Создавая свой поэтический мир, В. Верхонин стремится так организовать его рельеф, чтобы в сотворенном его мыслью и воображением пространстве, где есть свои вершины и свои равнины, свои озарения и свои будни, дали были раздвинуты, а за их горизонтом угадывались новые. В выборе лиц, событий, явлений, терминов у В. Верхонина нет ничего случайного, лишнего – всё выполняет определённую функцию, всё направлено на высвобождение определённого смысла. Каждая деталь в его стихах – на только ей предназначенном месте, как в крепкой продуманной конструкции. Со свойственной поэту страстью к действию, к активному поиску, с дерзостью подлинного художника он пишет:

Ищу в противоречиях – реальность.
В поступках – низверженье груза практик.
(Душе претит сухая доскональность).
И шагом измеряющий бескрайность
Мне ближе, чем расчетливый прагматик.

 

Весьма примечательна любовная лирика поэта – возвышенная и трогательная, трепетная и волнующая. Хоть сам поэт и утверждает, что эта тема не является основной в его творчестве, однако его же строки убеждают читателя в том, что любовь является высшей ценностью человека:

Почему ж совсем мне не писалось
О любви? Ведь эта тема – ах!
Может, драмы сердце опасалось –
Захлебнуться в чувственных стихах?

Может, разум, силой аргументов,
Внутренний запрет мне наложил?
Ни к чему, мол, эти сантименты…
Сколько тем! Пиши про то, как жил…

Но ведь жил-то я, выходит, ею!
Осознал, завязнув в пустоте:
Без любви и жить-то не умею!
Как слепой, на ощупь, в темноте!..

 

Удивительным и неповторимым языком передаёт В. Верхонин прекрасное состояние любви, что позволяет говорить о нём не только как о поэте-философе, но и как о тонком лирике. Каким чистым светом и неподдельным сердечным чувством озарены строки, которые сообщают о том, что для истинной любви даже в не всегда романтичной действительности не существует непреодолимых преград:

В этом мире разлук и прощаний,
Где сгорают нещадно мосты,
Лишь тогда я навек обнищаю,
Если рядом – не ты…

 

Любовь для лирического героя В. Верхонина – это не только сила, способная пробуждать самые светлые чувства, но и соприкосновение с Вечностью:

Будь радостна, ведь мы в стране Любви!
Сюда так редко попадают вместе…
Ты, как советуют, мгновенья не лови –
Пред нами – Вечность в парке поднебесья!

 

Невозможно обойти вниманием и гражданскую позицию В. Верхонина («Поэт я! Но и – Гражданин!») – его Муза чутко отзывается на все проявления несправедливости, на все проблемы и болезни родной страны:

Не праздность неги, а труды…
Не славы звон, но боль отечества…
Поэт – звонарь мирской беды
Среди земного человечества.

 

Многие стихи В. Верхонина наполнены чувством гражданского долга и согреты сыновней любовью к Родине, в них звучат скорбь и надежда, гнев и боль современников, а гражданское сливается с личным:

Тупики на пути, тупики.
То лютуют морозы, то зной –
Моим замыслам – всё вопреки…
Но судьбы мне не надо иной…

Ничего для себя не прошу…
Впрочем, выгоду всё же тая:
Если Русь возродится моя,
То и я свою жизнь воскрешу!

 

И, несмотря на то, что «Вновь тьма бесчинствует на улицах России», строки поэта вселяют веру в её силу и возрождение, в то, что «Свет – сильней!..»

Хочется верить, что поэзия В. Верхонина, отмеченная ясным и благородным отношением к жизни, сегодня находится на пороге большого признания. И глубоко убеждена, что стихи, раз и навсегда покорившие моё читательское сознание, затронут за живое и других читателей, вызовут радость и боль, гнев и обиду, возмущение и тревогу, улыбку и слёзы – весь спектр человеческих чувств, естественных при чтении настоящей поэзии.

Прежде всего эта книга – страстный призыв вглядеться в череду обыденных лиц и дел, предметов и явлений и обнаружить в них черты необычного, возвышенного, живущего и развивающегося, призыв отринуть от себя всё то, что недостойно этих высоких определений.

Лара Чупрова

Страница Л.Чупровой на сайте  Стихиру:

http://www.stihi.ru/avtor/larikis